• Позвоните нам! +7(905)703-61-77
  • Напишите! Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Константин Алексеевич Коровин - великий русский художник, педагог, новатор, - сформулировал ряд принципов, бесценных для воспитания художников.

Советы Константина Коровина о живописной технике

При составлении цвета (окраски) смотреть, что светлое, что темное. Когда цвет не похож и в случае желания сделать его похожим, надо смотреть, насколько он темен или светел по отношению к другим цветам в картине. 
Цвет в форме - смотреть взаимно, уравнивая один к другому. 
Изменяя светлое-темное, не надо терять отношений цветов, то есть чем окрашены взаимно. 
Писать начинать со светлых мест. Цвета светлые и темные должны контрастировать взаимно. 
Образность отношений - что резче и что мягче, что молчит и что кричит, взаимно с цветом в форме. 
Цвет в форме. 
Контрасты парочные. Писать одно с другим. 
Форма как характер. 
Контраст формы. Как одна форма непохожа на другую. 
Рисуя одну сторону, смотреть на другую. 
Смотреть на натуру, а к себе меньше. 
Переводить глаза, и аккорды цвета в форме брать в красках с натуры до тех пор, пока не будет похоже. 

Заметки Коровина об искусстве и творчестве. 

Пейзаж не писать без цели, если он только красив, - в нем должна быть история души. Он должен быть звуком, отвечающим сердечным чувствам. Это трудно выразить словом, это так похоже на музыку. 
Я вовсе забыл живопись, забыл вписывать в холст натуру, вмазывать!!! Переводить глаза, сравнивать <...> Я начал совсем как-то плохо, не умея, рисовать. Нужно и надо вот рисовать на расстоянии. 
Нужны картины, которые близки сердцу, на которые отзывается душа. 
Нужен свет - больше отрадного, светлого. 
У меня все полуотсебятина. Я не добиваюсь натуры. 
Я не перевожу глаза и понапрасну не делаю светов и цветов. 
Этюды для этюдов писать большая скука, нужно писать этюды для картины, например, воздух в данном освещении поштудировать к картине. 
А то, что называется пейзажем, есть моя написанная «Осень». В ней была какая-то особенная любовь к природе, что было в моем раннем детстве. 
Сама красота зависит (и сила впечатления) от правды в живописи. 
Нужно работать тоньше мотив и самую правду брать верней и доконченней цель и задачу. Нужно отходить от себя и быть, глядя на вещь, посторонним. 

Нужно быть умно оригинальным - от сердца - в живописи. 

Петербург. Болит моя грудь. Люди, вы такие дикие! В вас нет бога. Я художник, вся зависимость моя есть от общества, а вы не хотите обратить ваше внимание. 

Октябрь. Как я приниженно чувствую себя у Тычкова?. Что это? Где там истинный залп творчества? Какой-то порядок, осуждение восторга, какой-то гнет... Ругать Врубеля, этого голодного гения, и быть настолько неинтеллигентным, чтобы его не понимать сознательно... 

Мастерская - это спасение от мира подлости, зла и несправедливости. 

Человек! Если ты будешь молчать, то тебя осудят всячески. Если ты будешь говорить, хотя и верно, то тебе будет завидовать четверть окружающих, то есть, значит, будет ругать; четверть тебя будет ругать за что и где тебя нужно ругать; четверть будет не соглашаться потому, что она будет хотеть показать, что имеет свое мнение; четверть не поймет, эта тоже будет не согласна и будет говорить о тебе ерунду. Вывод - человека вон! 

Боккаччо - певец и гений любви. 

Эпоха и обстоятельства, когда талант еще не проявил свое начало, будут всегда гнать его до тех пор, покуда он не заставит себе верить. Но горе, если он будет беден, он не скоро выйдет признанным. Талант есть только то, что дает жизнь и радость нравственную. 

Нужно не только скопировать натуру, нужно ее передать ловко, любя, не долго тратя время, сразу, просто рассказать. Искусство должно быть легко - как Мазини спел, и готово, а не ноя и выпихивая, но должна быть суть, суть передана. 

1892 
Купец: «Эту самую картину вы продавать изволите?» 
Художник: «Да, я ее продаю». 
Купец: «Оптом, всю, значит? Хоть по частям разрешите, в розницу». 

После дождя - свет воздуха. Окраины предметов светлеют, соответственно тона предметов темные и тушуются тонами и полутонами; списывать предметы с другими.

Работать надо, не насилуя свои знания - свободнее, радостнее, посвежее, веселее, чувствуя красоту, погорячей, больше шутки, но поскорее, и дать рисунку «изловчиться к правде». Как бы я хотел написать вечер в Грузии, а мне предлагают жить в глуши, в деревне, но и там есть хороший дом, где хорошо писать утром, он огромный и мрачный, глухой, как гроб, и что же - я даже не знаю, на что купить красок. А я доныне доброе пел людям - песню о природе красоты. 
Меня душат слезы. Не человеком ли я относился ко всем, не добряком ли? О друзья, друзья! Как трудны бывают минуты моей жизни, а все готовы осудить меня и быть мне недоброжелателями... А я вот - русский, и все есть, чтобы стать лучшим художником, и что же? Нет ответа. Глухо, а время все идет и идет. 

Писать нужно весело, свежо и немного брать и публику в расчет: кому пишешь. 
Новое нужно, новый подход, новую позу. 
Никакой кладки вкусной краски быть не должно. Быть должно самое точное сочетание тонов и работа от чувства и увлечение. Невольно должна быть выражена сумма впечатлений и чувствований. 
Отчего у меня в живописи нет увлечения, нет трепета? Заставить нужно верить себе. 
Окно открыто, я слышу трепет и шум листьев. Какой главный шум? Как добро проснулось на душе, и что же - как много осталось разных звуков во мне, как много того, что я люблю. 

11 мая 
Только искусство делает из человека человека. Неправда, христианство не лишало человека чувства эстетики: Христос велел жить и не закапывать таланта. Мир языческий был полон творчества, при христианстве, может быть, вдвое. 
У меня был Ге, говорил о любви и прочем. Да, правда, любовь - это многое, но о деньгах он как-то отвернулся. Увы, бескорыстность не в тех, кто о ней говорит, а в тех, кто об ней не думает. Во мне нет корысти. Я бы действительно хотел петь красками песню поэзии, но я не могу - у меня нет насущного. А если я буду оригинален, то и не пойду по ступенькам признания и поэтому принужден быть голодным. 

12 мая
Чувствовать красоту краски, света - вот в чем художество выражается немного, но правдиво, верно брать, наслаждаться свободно; отношения тонов. Тона, тона правдивей и трезвей - они содержание. Надо сюжет искать для тона. У меня плохо оттого, что я не чувствую. Оторвано же сирени из окна чудо как хороши. Творчество в смысле импрессионизма. 
Нужно так брать предмет, чтобы удобно его видеть. 

Париж. Ночь. Спать не могу. Целый рой образов и представлений проходит предо мной. Люксембург. Музей наций - а все-таки живопись немного клеенка и скука, только Б.Лепаж дает еще что-то очень поэтическое и Zorn Цорн, а все остальное ведь, по правде, игра не стоит свеч. 
Хотя и замечательно и можно удивляться той энергии, с какой оно работано, то есть энергии и задаче сделать, как, например, Бонна. Ну а что это? Это разрешенная задача живописи и только (это много), ну а где же художник? Да разве это не тот же удар, да разве это не есть большая раскрашенная фотография, разве тут много пульса художника? Это все можно уважать, но не любить. Это так же для меня велико и замечательно, как слоновой кости резьба китайца. Я поражен, но при чем здесь поэт и художник? Да, а поэт - Zorn, да и еще два других. 

Да разве Мейссонье вправду не китайский резной шарик? Нет, я видел акварель Мейссонье - налоснена и нараскрашена, черт знает что! 

Мало того, что составить верный тон, надо его умело нарисовать на холсте, чтобы он верно выражал свое назначение в этюде. 

1904. Ялта. Сегодня 10 июля. Писал в Ялте Бульварную улицу и увидал, что способ работы перевода глаз от натуры к этюду можно пополнить, именно: работать в этюде и смотреть в него, как в натуру, пополняя при сравнении чего не хватает или что не сделано, что не выражает желаемого. 

Ялта. 11 июля. Нужно тон к тону не доводить, брать отдельно тени и цвета, ляпать на холст, не стушевывая. 
В Париже видна даже живопись, но живопись не бравурная, шикарная, а спокойная, медленно действующая на чувство эстетическое. В Лондоне все богаче, милее, симпатичнее. Хорошо, только художественно не так тонко, как в Париже."

Отправьте заявку на занятия! ПОЛУЧИТЬ АНКЕТУ отправить её на адрес mhum1905@mail.ru ЗАПИСАТЬСЯ!

Официальная информация

М.В.Куинджи

Московские
Художественные Мастерские
памяти Восстания 1905 года

- это новый некоммерческий художественный проект в поддержку Московской школы живописи.

В наших мастерских мы не только учим ремеслу, мы страстно изучаем, воспеваем и поклоняемся цвету, мы учим любить красоту и создавать волшебный трепещущий мир, полный жизни.

Художественным руководителем наших мастерских является выдающийся педагог, искусствовед, Член Союза художников Марина Викторовна Куинджи.

О Московской школе живописи

Обращение к абитуриентам

Наши программы

Наши преимущества

Классическое художественное образование

В программе занятия живописью (акварель, масло), рисунком, композицией, анатомией, историей искусств, цветоведением.

Традиции московской школы живописи

Самобытное сочетание реализма и импрессионизма, жизнерадостность, движение воздуха, игра цвета и света
- в этом наша любовь и страсть.

Сертификат об окончании

При успешном окончании каждого семестра наши выпускники получают сертификат с указанием количества часов профессиональной подготовки.

Профессиональное портфолио

Каждый семестр завершается составлением портфолио, которое даёт возможность как продолжить обучение, так и найти работу в соответствии с достигнутым уровнем.

Возможность поэтапной оплаты

Мы предоставляем возможность оплачивать обучение раз в семестр.